Понедельник, 20 Ноября 2017

Соцсети на верху

Линейный корабль "Arizona"

Купить СНПЧ А7 Вологда, оперативная доставка
Рейтинг:   / 41
ПлохоОтлично 
Линейный корабль "Arizona"

 

Длина готовой модели: 93 см
Количество листов: 31
Формат листов: A4

Размер файла 26.15 MB Закачек 11

Описание, история

Линейный корабль ВВ 39 "Arizona" заложили на верфи Нью-Йорк Нэйви Ярд 16 марта 1914 года. В на­чале постройки циркулировали слухи, что корабль по­лучит имя "North Carolina" (родной штат Секретаря флота Джозефуса Дэниелса), однако эти предсказания не подтвердились, и линейный корабль получил имя "Arizona".

В день спуска на воду 19 июня 1915 г. мисс Эстер Росс из г. Прескотт, дочь одного из почтенных граждан Аризоны, исполнила традиционный обряд крещения. Церемония была немного необычной — помимо тради­ционной бутылки шампанского, о борт корабля разби­ли бутылку с водой из водохранилища, образованного недавно построенной Дамбой Рузвельта в Аризоне. Это водохранилище, очень важное для штата в хозяйствен­ном отношении, было полностью заполнено водой лишь за 4 дня до спуска линкора. После того как корпус лин­кора успешно сошел на воду, постройку продолжили на плаву. Наконец по окончании достройки и испытаний 17 октября 1916 г. новый линейный корабль официаль­но приняли в состав флота. Его первым командиром стал кэптен Джон Д. Макдональд.

16 ноября 1916 г. новейший линкор вышел из Нью-Йорка в свой первый поход. Сначала "Arizona" маневрировал у мыса Вирджиния, где экипаж осваи­вался с кораблем и проходил необходимый началь­ный цикл учений и тренировок. Затем после захода в Ньюпорт направился на юг — кубинские воды были традиционным районом проведения боевой подго­товки американского линейного флота. Посетив за­лив Гуантанамо, корабль вновь направился на север и прибыл в Норфолк 16 декабря, чтобы провести циклы артиллерийской боевой подготовки в районе Танжер Саунд.

Однако во время первого похода выявились се­рьезные проблемы с турбинами, которые впервые обозначились еще в период ходовых испытаний — вклю­чая отрыв лопаток и выход из строя одной из четырех турбинных установок. В канун Рождества линкор был направлен на "родную" верфь Нью-Йорк Нэйви Ярд для ремонта и устранения всех выявленных дефектов. На проведение работ потребовалось несколько меся­цев (включая постановку корабля в сухой док), и лишь 3 апреля следующего, 1917 г. "Arizona" покинул верфь, вернувшись в состав действующего флота.

В течение 1917 г. в штате Аризона были по под­писке собраны средства на приобретение представи­тельского серебряного сервиза, который подарили за­тем экипажу корабля.

Как и большинство других новейших "нефтя­ных" линкоров, со вступлением США в войну "Arizona" не был направлен в Англию, где ощущался недостаток жидкого топлива. Поэтому до окончания войны "Arizona" служил в составе 8 дивизии линкоров США (Атлантический флот). Линейный корабль базировал­ся в Норфолке и действовал у Восточного побережья США в основном в районе между Нью-Йорком и мы­сом Вирджиния.

Впервые "Arizona" направили в европейские воды уже после заключения перемирия (11 ноября 1918 г.). 18 ноября линкор покинул Хэмптонский рейд и 30 ноября прибыл в Портланд, где был включен в состав 6 дивизии линейных кораблей Гранд-Флита, составлен­ной из прибывших в Англию американских дредноу­тов. 12 ноября он вместе с другими кораблями вышел в море для торжественной встречи лайнера "George Washington", на борту которого направлялся в Европу Вудро Вильсон. Новейший супердредноут был важным элементом почетного эскорта, в окружении которого лайнер 13 декабря прибыл в Брест.

Здесь "Arizona" принял на борт 238 американ­ских военнослужащих, возвращавшихся из Европы домой, и на следую­щий день, 14 декабря, вышел в море, прибыв в Нью-Йорк вечером в день Рождества, 25 декабря 1918 г. На следующий день ко­рабль посетил секре­тарь флота Д. Дэни­еле. Встретив Новый год в Нью-Йорке, ко­рабль задержался здесь на несколько недель для отдыха экипажа, после чего 22 января 1919 г. вы­шел в море и на сле­дующий день прибыл в Норфолк.

Приняв топли­во и все виды снабже­ния, 4 февраля "Arizona" вместе с другими линкорами Атлантического фло­та вышел в море и на­правился на юг в Карибские воды, для проведения ежегод­ных зимних маневров. Прибыв в залив Гуан­танамо 8 февраля, линкор в течение не­скольких дней прини­мал активное участие в учениях, после чего посетил с трехдневным визитом Тринидад и, зайдя по пути в Гуантанамо, 9 апреля направился домой, прибыв на Хэмптонский рейд через три дня — утром 12 апреля, а уже вечером того же дня вновь вышел в море, во второй раз направляясь в Европу.

Прибыв в Брест 21 апреля, линкор оставался здесь почти 2 недели, символизируя своим присут­ствием мощь американского флота и активную за­интересованность и вовлеченность США в мировые и, в частности, европейские дела. Однако в этот пе­риод в результате военного конфликта между Гре­цией и Турцией обострилась политическая и воен­ная ситуация в средиземноморском регионе. Воору­женные силы Греции оккупировали порт Смирна, что вызвало активное противодействие турецких наци­оналистов, вылившееся в серьезные бои с примене­нием артиллерии. По мнению госдепартамента США, ситуация прямо угрожала жизни и имуществу нахо­дившихся в Смирне и ее окрестностях американских граждан, и в результате "Arizona" получил приказ направиться в данный регион и обеспечить их безо­пасность и эвакуацию.

3 мая линкор покинул Брест и через 8 дней, обо­гнув Испанию и пройдя Гибралтарский пролив, при­был в порт Смирна. Здесь из экипажа "Arizona" была сформирована десантная партия. Высадившись на бе­рег, отряды моряков взяли под охрану американское консульство и обеспечили безопасную доставку на борт корабля присутствовавших в городе американских граждан. Пока в городе продолжались бои и неизбеж­ные в подобной обстановке общественные беспорядки, эти люди оставались на борту корабля вместе со мно­гими греческими семьями, многие из которых, опаса­ясь резни, также попросили о предоставлении времен­ного убежища на борту "Arizona". К концу месяца си­туация в городе несколько нормализовалась, что по­зволило этим людям вновь вернуться на берег, и 9 июня "Arizona" покинул Смирну и направился домой, с ко­ротким заходом в Константинополь, где принял на борт американского генерального консула Л. Морри­са. "Arizona" стал первым линейным кораблем США, вошедшим в пролив Босфор (в следующий раз такое событие имело место лишь через 27 лет — во время сре­диземноморского учебного похода линейного корабля "Missouri" в 1946 г.).

15 июня "Arizona" вышел из Константинополя в Нью-Йорк, куда и прибыл 30 июня без дальнейших про­исшествий.

Весь остаток года "Arizona" продолжал актив­ную боевую учебу у Восточного побережья США. прой­дя в конце года текущий ремонт и небольшую модер­низацию на верфи Нью-Йорк Нэйви Ярд. В этот пери­од на корабле были установлены платформы для за­пуска самолетов-разведчиков и корректировщиков на крышах 2-й и 3-й башен ГК.

Покинув верфь 6 января 1920 г., "Arizona" в составе 7 дивизии линейных кораблей направился в знакомые кубинские воды для участия в ежегодных больших зимних учениях. В период маневров корабль базировался на Гуантанамо. Испытания установлен­ного авиационного оборудования показали явную полезность самолетов, но система их запуска и хра­нения вызывала серьезные нарекания: платформы затрудняли действие артиллерии, ограничивали об­зор с мостика (носовая), а старт самолетов был небе­зопасен. Очевидной была необходимость разработ­ки более совершенной системы, в частности, введение катапультного старта, что и было сделано не­сколько лет спустя.

Помимо участия в учениях, линкор посетил с дружественными визитами британские владения Брид­жтаун (о. Гренада) и Барбадос, а также Колон (зона Панамского канала), после чего 1 мая 1920 г. вернул­ся в Нью-Йорк, где простоял чуть более 2 недель. Вновь выйдя в море 17 мая, корабль более месяца про­водил курс боевой подготовки у Восточного побере­жья, посетив при этом Норфолк и Аннаполис. 25 июня "Arizona" снова вернулся в Нью-Йорк, где и базиро­вался следующие 6 месяцев, регулярно выходя в море на артиллерийские стрельбы и прочие учения. 17 июля 1920 г. кораблю было официально присвоено иденти­фикационное обозначение ВВ-39 — номер корабля со­ответствовал его порядковому номеру внутри класса (ВВ — линейный корабль). С тех пор этот принцип, неизменный по существу, хотя и дополненный новы­ми классами кораблей, служит основой для присвое­ния бортовых номеров кораблям флота США.

С 23 августа "Arizona" выполнял функции флагманского корабля. На линкоре держал флаг командующий 7 дивизией линкоров контр-адмирал Эд­вард В. Эберли. Корабль встретил Новый, 1921 год, в Нью-Йорке, после чего (как и в предыдущем году) 4 января вышел в море для участия в зимних учениях линейного флота в Карибском море и в зоне Панам­ского канала.

19-20 января корабль, пройдя вместе с други­ми линкорами Панамский канал, прибыл в залив Панама, откуда 22 января они вышли в Кальяо (Перу), куда и прибыли 9 дней спустя. За время ше­стидневного визита корабль посетило множество официальных лиц, в том числе и президент Перу. Выйдя в море 5 февраля , 14-го "Arizona" вернулся в Бальбоа и, пройдя через Канал в обратном направ­лении, 6 марта вновь прибыл в Гуантанамо и 24 ап­реля возвратился в Нью-Йорк.

После приема снабжения и отдыха экипажа 15 июня линкор перешел на Хэмтонский рейд, а 21-го к мысу Чарльз, для участия в учениях, включавших экспериментальную бомбардировку трофейной гер­манской субмарины U-117. Во время проведения этих экспериментов на борту корабля присутство­вало множество наблюдателей, офицеров армии и флота. По возвращении в Нью-Йорк 1 июля на ко­рабле поднял свой флаг командующий линейными силами Атлантического флота вице-адмирал Джон Д. Макдональд (бывший некогда первым команди­ром линкора). 9 июля 1921 г. "Arizona" в очередной раз направился на юг, пройдя Панамский канал и вновь посетив с визитом Перу. На этот раз визит приурочили к празднованию столетия освобожде­ния Перу, под руководством генерала Сан Марти­на, от испанского господства.

Линейный корабль прибыл в Кальяо 22 июля. В период празднеств вице-адмирал Макдональд был официальным представителем правительства США, принимая участие во множестве приуроченных к празднику официальных мероприятий. После их за­вершения 9 августа "Arizona" покинул Кальяо и пе­решел в Панамский залив. Здесь 10 августа вице-адмирал Макдональд перенес свой флаг на линкор ВВ-33 "Wyoming", а на "Arizona" поднял флаг ко­мандующий 7 дивизией линкоров контр-адмирал Д.С. Мак-Кейн. На следующий день корабль напра­вился в Сан-Диего, куда и прибыл 21 августа 1921 года, начав долгий, 14 летний период службы в со­ставе Тихоокеанского флота.

В течение этих лет линкор, базируясь в Сан Педро, служил флагманом 2,9 и 4 дивизий линейных кораблей, участвуя во множестве учений (в том чис­ле т.н. "Fleet Problems" — специальных учениях, про­водившихся ежегодно по тщательно разработанно­му сценарию для изучения тактических концепций). Оперируя в основном в водах между Западным побе­режьем США и Гавайскими островами и у берегов Центральной Америки, периодически корабль про­ходил Панамский канал, чтобы принять участие в маневрах в кубинских водах совместно с Атлантичес­ким флотом.

Периодически рутина флотской службы оттеня­лась различными чрезвычайными событиями и проис­шествиями. Иногда случалось и так, что некоторые из них имели довольно скандальный характер. Так, 12 апреля 1924 г. на линкоре был обнаружен "заяц" — про­павшая и объявленная в розыск еще в начале марта мо­лодая женщина по имени Мэделин Блэйр, которая меч­тала попасть в Голливуд и пыталась добраться на лин­коре хотя бы до Сан-Педро. В течение нескольких не­дель матросы корабля укрывали ее по кубрикам, но в итоге "заговор"раскрыл старший радист, случайно ус­лышавший разговор двух моряков.

Последовало судебное разбирательство. При этом военно-морской суд усмотрел в деле, помимо "не­допустимых проявлений морального разложения", мно­жество правонарушений как гражданского характера, так и военно-морского устава. В результате 23 челове­ка из экипажа "Arizona" были приговорены к различ­ным срокам тюремного заключения — самый суровый приговор составил 10 лет.

Наряду с интенсивной боевой подготовкой со второй половины 20-х годов линейный флот проходил череду обширных модернизаций. При этом первыми на верфи отправились наиболее старые корабли, а затем и линкоры типа "Oklahoma". К концу 20-х годов подо­шел черед и линкоров типа "Pennsylvania" .

В январе 1929, по завершении своего участия в учениях, "Arizona" перешел через Панамский канал в Карибское море, где действовал до апреля совместно с Атлантическим флотом, затем 4 мая линкор прибыл на верфь Норфолк Нэйви Ярд для проведения капиталь­ного ремонта и модернизационных работ. 15 июля ко­рабль, на период проведения модернизации, официаль­но вывели из боевого состава флота.

Продолжительность работ составила 20 месяцев. Их схема и объем соответствовали таковым для одно­типного линкора "Pennsylvania" . На корабле замени­ли котлы и турбины высокого давления (в отличие от систершипа, старые турбины НД оставили), усилили горизонтальную и конструктивную подводную защи­ту. На линкоре установили були, модернизировали многие приборы и системы, усилили зенитную артил­лерию, перестроили противоминную батарею, смонти­ровали новые системы управления огнем GFCS-2. Ре­шетчатые мачты заменили на массивные треноги. В ре­зультате сильно изменился силуэт.

По окончании работ 1 марта 1931 г. модерни­зированный линкор был вновь официально зачислен в боевой состав флота. А уже 19 марта на борт корабля поднялся президент США Герберт Гувер, и в тот же день он вышел в море, взяв курс на Пуэрто-Рико. За­тем президент на борту линкора посетил Виргинские острова, и 29 марта "Arizona" вернулся на Хэмптонский рейд. Лишь после этого "пробного" похода корабль прошел полный положенный цикл послемодернизационных испытаний на полигоне у Роклэнда (штат Мэн). Затем, после кратких заходов в Бостон и Нор­фолк, 1 августа линкор вышел в Сан-Педро. Во вре­мя перехода имел место трагический инцидент -линкор протаранил рыбачью шхуну, при этом погиб­ло двое членов ее экипажа. По прибытии на Тихий океан "Arizona" включили в состав 3 дивизии линей­ных кораблей, и он приступил к обычному циклу бо­евых учений и тренировок.

Несмотря на трудности, вызванные экономи­ческой депрессией (в частности, на довольно огра­ниченный ежегодно выделяемый лимит топлива), 30-е годы, и особенно вторая их половина, были для аме­риканских линкоров перио­дом активной деятельности и интенсивной боевой под­готовки. Топлива и прочих видов снабжения могло не хватать для легких сил, вспомогательного флота, даже для авиации, но запро­сы линейного флота, осо­бенно наиболее новых и мо­дернизированных кораблей, старались по возможности удовлетворять в первую очередь.

Результаты не замед­лили сказаться — уже к 1930 г. американский линейный флот стрелял лучше всех в мире, причем на предельно дальние дистанции. На ма­неврах 1930 года линкоры достигли большего процента попаданий, чем "Bismarck" во время знаменитого боя с "Hood" 11 лет спустя!

Условия этих манев­ров, правда, зачастую кри­тиковались как "тепличные" (прекрасная карибская или калифорнийская погода, неограниченная видимость до горизонта и т.п.). Одна­ко следует помнить, что это были именно те характерные условия, в которых амери­канский флот готовился ре­ально встретить своего глав­ного противника — линко­ры Объединенного флота Японии, где-то в районе эк­ватора в центральной части Тихого океана. С учетом этого факта условия артил­лерийской подготовки можно признать вполне адек­ватными планировавшимся боевым задачам.

Согласно существовавшим планам, с началом войны (или уже в период предвоенного кризиса) аме­риканский линейный флот должен был начать свой путь на запад от побережья Калифорнии или Гавайс­ких островов. В случае, если бы война еще не была объявлена, его постепенное приближение к островной Империи в течение нескольких дней могло послужить последним средством дипломатического давления. В случае, если бы война началась со вторжения япон­цев на Филиппины, естественной задачей флота США становился разгром японских сил, обеспечивающих ар­мию вторжения.

В любом случае, японский флот неизбежно дол­жен был выйти навстречу, чтобы дать бой в более вы­годных условиях подальше от любых американских баз (включая Филиппины) и поближе к своим, т.е. при под­держке авиации и легких сил, базировавшихся на Ка­ролинских и Маршалловых островах.

Американцы, исповедуя "стратегию сильного", рассчитывали на успех в таком бою, уповая на числен­ное и техническое превосходство своего линейного фло­та, противостоять которому на равных в открытом бою японцы не могли.

Японцы же надеялись использовать нелегаль­но укрепленные Подмандатные острова как своего рода "буфер", с помощью которого можно было по­пытаться до решающего боя максимально измотать и ослабить американский флот, заставив его по пути па запад с боем "продираться через частокол" неза­конно созданных секретных авиационных и морских баз на островах центральной части Тихого океана. Истинное состояние и возможности этих баз были одним из наиболее охраняемых секретов Японской Империи и наиболее желанной целью американской и британской разведок в течение 1920-30 гг. Другим ревниво охраняемым секретом стала тщательно от­рабатывавшаяся техника и тактика ночных действий, с упором на массированное использование торпед­ного оружия.

В этих условиях Гавайские острова становились "дулом пистолета", направленного на японцев. Бази­рование здесь американского линейного флота резко сокращало для американцев "время реакции", позво­ляя их линейному флоту приблизить начальный пункт своего долгого пути на запад, к подконтрольным японцам территориям, на тысячи миль, и сократить его во времени на несколько дней, не оставив япон­цам времени на сбор сил и оптимальную организа­цию противодействия.

В силу этих соображений в течение 1920-30-х го­дов японцы исключительно нервно реагировали на при­сутствие линейных эскадр на Гавайских островах. Это присутствие не могло быть постоянным, поскольку Перл-Харбор как военно-морская база значительно уступал Сан-Педро и Сан-Диего, однако в течение 1930-х годов, по мере того как усиливалось политическое напряжение в отношениях с Японией, частота и время пребывания линейного флота США в районе Гавайс­ких островов постепенно возрастали. Помимо этого района, дивизии линкоров периодически проводили маневры в северной части Тихого океана, у побережья Аляски, а также в южных водах в районе Вест Индии и у Антильских островов.

10 марта 1933 г. "Arizona" стоял на якоре в Сан-Педро, когда в районе Лонг-Бич произошло землетря­сение, причинившее довольно значительные разруше­ния на берегу. Моряки с "Arizona", как и с других кораблей, оказали значительную помощь населению и ме­стным властям, помогая обеспечивать порядок в горо­де, организовав доставку продуктов и медикаментов, патрульную службу и развернув на берегу станции пер­вой помощи.

Весной 1934 г. на борту "Arizona" проводились съемки художественного фильма компании Warner Brothers "Here Comes the Navy" ("В дело вступает флот"), с Глорией Стюарт, Джеймсом Кэгни и Пэт О'Брайен в главных ролях. Фильм имел большой успех и номинировался на Премию Американской Киноакаде­мии 1935 года.

Середина и конец 1930-х годов прошли в беско­нечных учениях в восточной части Тихого океана. На­пряжение в отношениях с Японией продолжало возра­стать. В 1936 г. президент Рузвельт распорядился при­остановить процесс вывода из боевого состава всех крупных кораблей, намечавшихся к списанию, консер­вации или долговременной модернизации, и держать их в состоянии боеготовности. Разрешался лишь сред­ний ремонт с ограниченной модернизацией, позволя­ющий в любой момент быстро вернуть корабль с вер­фи в действующий флот.

Возросли ассигнования на строительство новых кораблей, улучшение базовой инфраструктуры. Нача­ли меняться настроения в Конгрессе и общественнос­ти, постепенно отходя от безоглядного и безоговороч­ного пацифизма и изоляционизма, характерного для первых 10 лет после Вашингтонской конференции. Флот чувствовал все эти изменения на себе. Возрастал объем и улучшалось качество разведки в интересах фло­та. Так, активно прогрессировали средства радиораз­ведки, разрабатывалось и осваивалось новое оборудо­вание, строились станции радиоразведки и пеленгова­ния по периметру Тихого океана, позволявшие по ра­диопереговорам кораблей Императорского флота оп­ределять их местонахождение и многие детали как тех­нического плана (например, максимальные скорости японских линкоров после модернизации), так и организацию боевой подготовки. В частности, было не­сомненно подтверждено особое внимание японского флота к подготовке к действиям ночью. В результате для американского линейного флота в программу бое­вой подготовки были включены новые учебные задачи для тренировки в ночной артиллерийской стрельбе.

17 сентября 1938 г. "Arizona" становится флаг­маном 1 дивизии линейных кораблей, под флагом контр­адмирала Честера У. Нимица — будущего командующе­го Тихоокеанским флотом США в военные годы.

27 мая 1939 г. Нимиц был назначен Начальником Бюро навигации ВМС, пере­дав должность командира дивизии линкоров контр-ад­миралу Расселу Вильсону, который также держал свой флаг на "Arizona". Тем вре­менем отношения с Японией обострились до такой степе­ни, что по окончании боль­ших общефлотских манев­ров "Fleet Problem XXI" ре­шили оставить линейный флот на Гавайях. Отныне (с 1940 г.) Перл-Харбор стано­вился фактически главной базой флота, а базы в Сан-Педро и Сан-Диего превра­щались в тыловые.

"Arizona" занимался боевой подготовкой в со­ставе линейного флота в Га­вайских водах до начала осени 1940 г., после чего был направлен на текущий ремонт и модернизацию на верфь Пьюджет Саунд Нэйви Ярд (Бремертон, штат Вашингтон), куда и прибыл 30 сентября 1940 года. Работы на корабле продолжались до января следую­щего года. При этом, помимо ремонта, провели модернизационные работы. Стоявшие открыто посты наведения и дальномеры зенитных 127-мм батарей объединили, установив совместно во вращающихся башенках с противоосколочным бронированием на верхнем ярусе надстройки. По рекомендации Совета Кинга, занимавшегося внедрением на флоте новаций по опыту начавшейся войны в Европе (особенно в области улучшения ПВО кораблей), позиции 127-мм зениток получили противоосколочные прикрытия. По некоторым данным, сами зенитки получили си­ловые приводы.

Поскольку поставки новых 28-мм автоматов, на­меченных для усиления ПВО кораблей, задерживались. в качестве полумеры наметили временно установить 4 76-мм орудия (2 по бокам носовой надстройки вместо стоявших там 127-мм противоминных орудий) в откры­той установке, и еще 2 на верхней палубе у основания кормовой треноги. Однако поскольку и этих орудий пока не хватало, для 76-мм зениток пока только обо­рудовали позиции в виде кольцевых противоосколочных броневых щитов вокруг оснований под орудия. По тем же причинам не успели установить планировавшу­юся РЛС обнаружения воздушных целей. Также не про­извели планировавшихся работ по ликвидации (зава­риванию) всех иллюминаторов в корпусе корабля для повышения водонепроницаемости корпуса и сокраще­ния времени подготовки к бою.

По завершении работ на "Arizona" 23 января 1941 г. поднял флаг новый командующий 1 дивизией линкоров контр-адмирал Айзек С. Кидд. По оконча­нии цикла послеремонтных испытаний 3 февраля ко­рабль прибыл в Перл-Харбор и вернулся к обычной ру­тине боевой подготовки, условия которой все больше приближались к действительно "боевым". Согласно специальному приказу с "Arizona", как и с других ли­нейных кораблей, были удалены все горючие и пр. опас­ные (либо просто излишние) предметы и материалы. Увеличилось число выходов на ночные учения с бое­вой стрельбой. Учения совмещались с регулярным пат­рулированием зоны 14 военно-морского округа (вок­руг Гавайских островов).

Последний раз "Arizona" посетил Западное по­бережье летом 1941 г., выйдя из Перл-Харбора 11 июня, линкор посетил Лонг-Бич, но уже 8 июля вновь вер­нулся в Перл-Харбор. В течение следующих 5 месяцев он продолжал активно участвовать в различных уче­ниях и тренировках, интенсивность которых все воз­растала соответственно накалу дискуссий на перего­ворах с Японией по поводу условий прекращения или хотя бы приостановки ее агрессии в Китае.

22 октября, в процессе совместного маневриро­вания "Oklahoma" и "Nevada", произошло столкнове­ние линейных кораблей — случай как в мирное, так и в военное время весьма редкий. В ходе перестроения из-за ошибки в маневрировании "Oklahoma" нанес удар форштевнем в левый борт "Arizona". Наличие проти­воторпедного буля предохранило корабль от серьезных повреждений и затоплений, но в обшивке самого буля была проделана пробоина размерами 4 фута в ширину и 12 футов в высоту, соответствующая по форме очер­таниям форштевня "Oklahoma".

Ремонт произвели в течение нескольких недель на военной верфи Перл-Харбора. За это время также оборудовали позицию для установки РЛС обнаруже­ния воздушных целей, смонтировав площадку под ос­нование ее антенны на верхнем ярусе топа носовой треноги. Саму станцию, как и антенну, установить так и не успели.

По выходу из ремонта в конце ноября 1941 i. "Arizona" провел последнее для него боевое учение, вновь совместно с "сослуживцами" по 1 дивизии лин­коров "Oklahoma" и "Nevada". Ночью 4 декабря лин­коры провели учение по боевой стрельбе и в пятницу 5 декабря вернулись в гавань Перл-Харбора, став на свои бочки у острова Форд. Местом стоянки "Arizona" была бочка F-7.

На следующий день, в субботу, у внешнего (ближ­него к выходу из гавани) левого борта линкора была ошвартована лагом плавучая мастерская AR-4 "Vestal". К вечеру субботы многие офицеры и матросы "Arizona" были отпущены в увольнение на берег, но оба старших офицера — командующий 1 дивизией линкоров контр-адмирал А. Кидд и командир линкора кэптен Франк­лин Ван Валькенбург — утром в воскресенье находи­лись на борту.

Перед самым подъемом флага (8.00), когда эки­пажи выстроились на палубах в ожидании церемонии, над гаванью внезапно появилось множество самолетов. Их здесь не ждали — американские авианосцы были далеко в море, базовая авиация также не намечала на этот день никаких учений.

Первая волна самолетов авианосного соединения адмирала Нагумо, скрытно подошедшего с северо-вос­тока, в соответствии с планом начала внезапную ата­ку на американский флот.

На борту "Arizona" сигнал боевой тревоги про­звучал в 7 ч. 55 мин. Уже в 8 ч. 10 мин., когда экипаж линкора только занял боевые посты, корабль был по­ражен несколькими попаданиями авиабомб. В различ­ных источниках присутствует довольно большая разница в описании этих попада­ний. Последовавшие через не­сколько минут события спута­ли и "смазали" воспоминания не столь уж многочисленных уцелевших очевидцев. Те же события, о которых речь впе­реди, сделали невозможным детальное исследование пос­ле атаки нанесенных в этот момент повреждений. Так или иначе, свидетельства позволя­ют утверждать, что за очень короткое время корабль получил несколько попаданий бомб в шлюпочную палубу, в лобовую плиту башни ГК № 4 и в носовую надстройку. Однако ни одно из этих по­паданий не нанесло слишком серьезных повреждений.

Одновременно, по не­которым свидетельствам, в линкор попала торпеда (как утверждали в то время япон­цы, выпущенная с одной из 5 участвовавших в атаке кар­ликовых подводных лодок, что сомнительно, поскольку не совпадает с установленны­ми фактами о действиях сверхмалых лодок, участво­вавших в атаке и, в частно­сти, с курсовой прокладкой). Торпеда поразила корабль в носовую часть в районе пер­вой башни ГК, но особо се­рьезных повреждений (за ис­ключением разрушения буля

и некоторых отсеков ПТЗ), судя по всему, не нанесла. Однако практически одновременно с этим лин­кор был поражен 800-кг авиабомбой с горизонтально­го бомбардировщика B5N Kate. Бомба, представляв­шая собой переделанный линкоровский бронебойный снаряд (судя по всему, 410-мм калибра), задев наклон­ную бортовую броню правой стороны 2-й башни ГК и срикошетировав от нее, пробила палубу полубака ря­дом с барбетом и взорвалась, по-видимому, над глав­ной броневой палубой.

В обычных условиях такое попадание не долж­но была бы привести к фатальным последствиям. Тем более потрясающим оказалось то, что произошло, для наблюдателей с берега и с соседних кораблей.

В течение нескольких секунд видимых послед­ствий попадания заметно не было, но затем внезапно, на доли секунды, в районе попадания появилась яркая вспышка желтоватого цвета. Немедленно после этого всю носовую часть корабля заволокло дымом. Над дымной пеленой, сквозь которую проступало ярко-жел­тое пламя, взметнулся черно-красный шар из дыма и огня, тут же превратившийся в быстро растущий дым­ный гриб, который стремительно поднялся на высоту нескольких сотен метров.

По всей гавани прокатилась мощная ударная волна, которую явственно почувствовали как на бере­гу, так и на других кораблях. В воздухе взрывная вол­на подбросила находившиеся над гаванью японские са­молеты, как сухие листья — некоторые на несколько десятков метров. Окружающие корабли — в первую очередь кормовая часть линкора "Tennessee", стоявше­го всего в 20 метрах, — были засыпаны горящими об­ломками. На "Tennessee" этот "огненный дождь" и раз­лившаяся горящая нефть доставили больше неприят­ностей, чем собственно японские бомбы.

Эти роковые секунды гибели "Arizona" оказались засняты на кинопленку. Врач с плавбазы гидроавиа­ции "Curtiss" с началом атаки, правильно оценив ис­торичность момента, достал свою ручную кинокамеру и начал снимать окружающие события на цветную пленку. В момент попадания японской бомбы камера случайно оказалась направлена на "Arizona", запечатлев в цвете и во всех подробностях жуткую картину гибели корабля.

"Arizona" сразу осел и начал погружаться. Это было заметно по кормовой части. Что происходило в носовой увидеть не удавалось прежде, чем рассеялся дым от первого взрыва, вся носовая и средняя части оказались охвачены огромным ярко-желтым пламенем, поднявшимся выше верхушек мачт, а уже через несколь­ко минут весь корабль заволокло дымом и пламенем от быстро разливающейся вокруг него горящей нефти из разрушенных цистерн.

Для всех, кто наблюдал за этим жутким зрелищем, было ясно, что произошло самое страшное, что может случиться с линейным кораблем, — взорвались погреба главного калибра, в данном случае, носовой группы ба­шен. При этом взорвались не снаряды, а заряды ГК. Фак­тически произошел даже не взрыв, а очень быстрое сго­рание огромного количества метательного артиллерий­ского пороха. Образовавшаяся волна горящих порохо­вых газов под огромным давлением искорежила и раз­рушила носовую часть корпуса и подожгла все, что мог­ло гореть, от топлива из разрушенных цистерн до крас­ки на надстройках и палубного настила, в радиусе не­скольких десятков метров от места взрыва.

Образовавшаяся мощная волна пороховых га­зов моментально разрушила несколько переборок в корму от носовой группы погребов, ворвалась в отсе­ки котельных отделений и вырвалась наверх через ды­моходы, и в этот момент наблюдатели увидели высо­кий султан дыма, взметнувшийся из трубы. Отсюда появилась ошибочная версия, что одновременно с ос­новным взрывом корабль был поражен еще одной бомбой в дымовую трубу. Впоследствии, однако, об­наружилось, что даже предохранительная сетка на трубе осталась целой.

Факт именно порохового взрыва подтверждал­ся тем, что большинство наблюдателей определило звук как удивительно слабый, а некоторые вообще позже описывали этот звук даже не как взрыв, а как нечто похожее на "гигантский вздох". Если бы произошла детонация 356-мм снарядов главного калибра (т.н. "бризантный" взрыв), картина катастрофы была бы совсем другой. Раздался бы оглушительный грохот, слышный на десятки километров, а корпус корабля, по крайней мере в районе взрыва, был бы не разорван и искорежен, а буквально раздроблен на тысячи кусков, которые разлетелись бы не на десятки и сотни метров, а на многие километры. Скорее всего, в этом случае немедленно произошла бы и детонация погребов кор­мовой группы башен, и от корпуса "Arizona" вообще мало бы что осталось.

Однако и пороховой взрыв вызвал поистине ка­тастрофические последствия. Найденный газами путь "расширения" через котельные отделения и дымовую трубу — оказался слишком "тесен", и за доли секунды нарастающее давление взрывных газов на обширном протяжении разрушил корпус корабля.

Осмотр после атаки показал, что тяжелые верх­ние палубы хоть и с противоосколочным бронирова­нием несколько затруднили исход энергии взрыва вверх. В результате в районе носовых башен газы бук­вально вырвали небронированную часть наружного борта над броневым поясом, полностью разрушив все переборки и конструкции между броневой палубой и палубой полубака. Сами носовые башни и тяжелые бро­невые барбеты, на мгновение как бы "подпрыгнув", вновь опустились на место и "провалились" на 7 мет­ров вниз, в разрушенный и "выпотрошенный" корпус. Тяжелая носовая надстройка с броневой рубкой и тре­ногой мачтой завалилась вперед, нависнув над райо­ном разрушений под углом примерно 45°.

Большие повреждения получила и подводная часть. Сразу под броневым поясом силой взрыва обшив­ка и внутренние переборки были моментально вырва­ны, и вода быстро затопила всю носовую часть до ма­шинного отделения, поскольку в первые же пару секунд все переборки в нос от него были разрушены. Сам бро­невой пояс, однако, сыграл роль "пояса" в истинном смысле, направив энергию взрыва по нескольким боко­вым направлениям, но не допустив разрыва корпуса. Ко­рабль опустился на дно искореженным, но целым.

Большинство членов экипажа, находившихся в носовой части, особенно на открытых боевых постах, при взрыве погибли сразу. Многие были контужены и сброшены взрывной волной в воду, где они должны были вновь искать спасение от быстро разливающейся горящей нефти. Ближайшими отсеками корабля, не пострадавшими от взрыва и затопления, стали погре­ба кормовой группы башен ГК, но и туда быстро про­никала вода через появившиеся трещины и разрывы в переборках. Вскоре кормовая часть, продолжая гореть, погрузилась в воду почти по верхнюю палубу. В это время в корабль попали еще четыре (судя по всему, 800-кг бомбы). Однако на фоне грандиозного пожара и за­волакивающего все вокруг дыма их попадание прошло почти незамеченным.

Несмотря на скоротечность гибели корабля, мно­гие члены экипажа сумели показать выдающиеся об­разцы профессионализма, личной храбрости и даже ге­роизма на боевом посту. Так, лейтенант-коммандер Сэмюэл Фукуа, офицер по борьбе за живучесть, возгла­вил борьбу с пожарами и организовал эвакуацию уце­левших членов экипажа, и его активные и грамотные действия спасли много жизней. Впоследствии он был награжден Медалью Почета.

По окончании японской атаки все спасательные средства флота были брошены на помощь аварийным кораблям. В первую очередь проводилась борьба с ог­нем, однако пожар на выступающей из воды части "Arizona" продолжался еще более 2 суток из-за нефти, которая продолжала вытекать из цистерн. Когда огонь был наконец потушен, специальные команды приступи­ли к поиску и извлечению из обломков корабля остан­ков погибших. Так, в одном из помещений были найде­ны тела погибшего почти в полном составе корабель­ного оркестра. Адмирал Айзек Кидд и командир линко­ра кэптен Ф. Ван Валькенбург в момент взрыва находи­лись на мостике и погибли мгновенно. Посмертно они также были награждены Медалью Почета.

Тяжелая во всех отношениях работа по поиску и извлечению тел продолжалась много недель, пока по­иски не перестали давать результат. В итоге более 900 членов экипажа так и не были найдены, исчезнув без следа при взрыве или оставшись под водой глубоко в лабиринте нижних помещений погибшего корабля. Об­щее количество погибших на "Arizona" составило 1103 человека из 1400, составлявших экипаж корабля, т.е. почти половина от общего числа (2335) жертв японс­кого нападения.

В течение нескольких последующих недель под действием огромного собственного веса корпус "Arizona" глубоко погрузился в ил, и верхняя палуба постепенно ушла под воду. На поверхности остались только кормовые башни, треногая грот-мачта, шлю­почная палуба и изуродованный, завалившийся вперед массив носовой надстройки с треногой фок-мачтой. Теперь почти все работы на корабле проводились с по­мощью водолазов.

29 декабря "Arizona" был формально исклю­чен из боевого состава флота. Объем полученных по­вреждений оставлял весьма мало надежд на восста­новление. По некоторым данным, первое время рас­сматривалась возможность спасения только кормо­вой части — от 1/2 до 2/3 длины корабля. При этом предлагалось отрезать с помощью водолазов изуро­дованную носовую часть корпуса, поднять менее по­врежденную "корму" и в сухом доке после соответ­ствующего ремонта "достроить" к ней новую носо­вую часть. Однако детальный осмотр состояния ко­рабля показал, что реализация этого плана потребу­ет огромных усилий и затрат, и от этой идеи быстро отказались, тем более что уже в 1942 г. в строй одни за другим начали вступать линкоры новых серий. 1 декабря 1942 г. "Arizona" был окончательно исклю­чен из списков флота.

Итак, линейный корабль "Arizona", потратив­ший 25 лет на боевую подготовку, в результате внезап­ного нападения противника погиб в первые минуты войны, не нанеся врагу ущерба. Однако будет большой ошибкой утверждать, что жизнь (и тем более смерть) корабля оказалась бесполезной.

В межвоенные годы "Arizona", как и другие ли­нейные корабли, являлся ценной "кузницей кадров" са­мых разных флотских специальностей, и многие офи­церы, некогда служившие на нем, державшие на нем флаг или еще кадетами с трепетом ступившие на его надраенную палубу, как на палубу своего первого ко­рабля, в военные годы оказались востребованы в самых разных областях, и не только на линейном флоте (один пример адмирала Нимица стоит многого).

А в годы второй мировой войны и особенно в первые месяцы после Перл-Харбора мрачный силуэт изуродованного остова "Arizona" на фоне зарева по­жара стал громадного значения символом, растира­жированным в десятках миллионах иллюстраций, плакатов и фотографий, — символом, наряду с пес­ней "Remember Pearl Harbor!" ("Помни Перл-Харбор!"), моментально объединившим нацию и зову­щим к возмездию.

Для рядовых граждан, читавших газеты, смот­ревших киножурналы новостей и привычно гордив­шихся мощью флота, растиражированный снимок го­рящего остова корабля стал потрясением, но не обе­зоруживающим, а мобилизующим. Сознание же мо­ряков тем более было потрясено моментальной по­терей громадного корабля в первые минуты войны. Как вспоминал Уильям Галлахер, пилот пикирующе­го бомбардировщика "Доунтлесс", когда через пол­года, в июне 1942 г. у Мидуэя он начал пике на япон­ский авианосец "Akagi", возглавлявший атаку на Перл-Харбор, то думал об "Arizona" (тогда, 7 декаб­ря, Галлахер был в Перл-Харборе). И когда, сбросив бомбу и выйдя из пике, он увидел пожар и взрывы на палубе японского авианосца, Галлахер громко вык­рикнул по рации - "Arizona", I remember you!!!" ("Arizona", я помню тебя!!! ")

Сам корабль, однако, по-прежнему также нуж­дался во внимании. Во-первых, было необходимо установить точные причины гибели. Даже без учета потоп­ленных и поврежденных в Перл-Харборе кораблей, в составе флота продолжали находиться 7 линкоров кон­структивно весьма близких к "Arizona", и причина мо­ментальной гибели громадного корабля с большей ча­стью экипажа не могла оставаться невыясненной.

Причина эта первое время оставалась загадкой. Согласно всем расчетам и оценкам, даже 800-кг бомба, сброшенная с такой высоты с горизонтального поле­та, не могла, а следовательно, и не должна была про­бить броневую палубу, защищавшую зарядные и сна­рядные погреба.

В попытке установить истинную причину гибе­ли линкора сформированная комиссия опросила спас­шихся членов экипажа (всего спаслось 377 человек, все либо раненые, либо контуженные). При этом задава­лись вопросы как о моменте взрыва и гибели корабля, так и по организации службы и основных событиях на борту в период, предшествовавший японской атаке. Од­новременно водолазы исследовали корпус на грунте, пытаясь по искореженным конструкциям определить точное место рокового попадания и взрыва бомбы, выз­вавшего столь разрушительные последствия.

Потребовалось значительное время, прежде чем истинная причина фатального взрыва (оказавшаяся до­вольно экзотической) была достоверно установлена. Расследование показало, что причиной взрыва стал не­большой погреб с зарядами (картриджами) дымного (черного) пороха, предназначенными для использова­ния в пороховых катапультах. Этот импровизирован­ный погреб был оборудован в небольшой выгородке у барбета 2 башни, под верхней палубой (выше броне­вой палубы) как сугубо временная мера, упрощающая службу мирного времени (устранялась необходимость

вручную для каждого э z ка гидросамолета достав.- — из низов пусковые картрид­жи через несколько дополни­тельных люков и дверей в пе­реборках и палубах).

Естественно, в военное время этот созданный для удобства "временный по­греб" должен быть незамед­лительно ликвидирован. Увы, никто не смог предуга­дать, что именно 7 декабря 1941 г. в течение нескольких минут время из мирного мо­ментально станет военным. По всей видимости, бомба пробила палубу полу­бака непосредственно над этим погребом или рядом с ним. Вероятно, бомба или имела некондиционный (слишком тугой) взрыватель, или вообще проникла под палубу через открытый боль­шой люк около барбета 2 башни. В противном случае, при ее относительно небольшой скорости, взрыв дол­жен был бы произойти сразу после пробивания палу­бы полубака, т.е. еще над верхней палубой. Тем не ме­нее бомба, по-видимому, пробила и верхнюю палубу и разорвалась уже под ней непосредственно внутри имп­ровизированного "погреба" или рядом с ним. Порохо­вые "картриджи" немедленно воспламенились, создав мощную волну сжатых горячих газов, и через считан­ные доли секунды эти газы нашли себе дорогу через открытые по случаю жаркой погоды вентиляционные каналы вниз под броневую палубу, в зарядные погре­ба носовых башен главного калибра. Несколько сот 14-дюймовых пороховых полузарядов воспламенились почти одновременно, и через несколько секунд произо­шел тот самый фатальный "большой" взрыв, который произвел столь потрясающее впечатление на всех — от американских моряков на соседних кораблях до японс­ких летчиков в воздухе над гаванью.

Помимо расследования причин гибели кораб­ля, имелось и другое важное обстоятельство. На "Arizona" оставалось много ценного оборудования и материалов, которые, безусловно, следовало под­нять и привести в порядок для последующего исполь­зования. Поэтому работы на ней продолжались и пос­ле исключения из списков флота.

В первую очередь, уже вскоре после гибели лин­кора, Бюро вооружений организовало демонтаж с ко­рабля уцелевшей зенитной артиллерии и выгрузку ее боезапаса. Большинство прочих боеприпасов, в том числе из погребов 3 и 4 башен ГК, было выгружено с корабля с помощью водолазов к ноябрю 1942 года. Одновременно шла откачка нефти из топливных цистерн там, где до них можно было добраться. Если носо­вая оконечность корабля(до носовых казематов) и корма были относительно непов­режденными, то средняя часть, особенно внутри, где она была "выжжена" взрыв­ными газами, представляла собой неузнаваемую меша­нину искореженных конст­рукций, где работа водола­за была крайне опасной.

Стволы 356-мм орудий были демонтированы из всех башен, кроме № 1, и переда­ны в ведение армии. Кормо­вые башни "Arizona" также сняли и к концу установили с их орудиями и механизма­ми на о.Оаху в качестве ба­тарей береговой обороны "Pennsylvania" и "Arizona", получившими названия в честь однотипных линкоров.

Первоначальные опасения по поводу грядущего японского десанта на Гавайи быстро прошли, и пост­ройка батарей, весьма "фундаментальных" и сложных по устройству, продолжалась почти до самого конца войны. При этом батарея "Pennsylvania" в 1945 г. про­шла стрельбовые испытания, а батарея под названием "Arizona" вновь оказалась "менее везучей" и не была официально введена в строй. Как и подавляющее боль­шинство других американских тяжелых батарей бере­говой обороны, батареи "Pennsylvania" и "Arizona" с началом ракетной эпохи (в конце 40-х начале 50-х гг.) были разоружены и демонтированы.

Из более поврежденной 2-й башни демонтиро­вали орудия (сняв крышу башни), но сама башня оста­лась на месте. 1-ю башню главного калибра вместе с орудиями, как получившую наибольшие повреждения (особенно ее подпалубные крепления), также оставили на своем месте. Срезали и сняли с помощью плавкрана разрушенную носовую надстройку, поврежденную но­совую и практически невредимую кормовую треноги и все надстройки выше палубы полубака. Теперь из воды заметно выступала только верхняя часть барбета 3 баш­ни ГК (странного вида громадное кольцо, приобрет­шее со временем ржавый цвет и мало что говорившее непосвященному зрителю).

Ситуация изменилась 7 марта 1950 года, когда командующий Тихоокеанским флотом адмирал Артур Рэдфорд подписал приказ, согласно которому над ос­товом "Arizona" каждый день должен был поднимать­ся государственный флаг в память о жертвах, понесен­ных флотом в период начавшейся 7 декабря 1941 г. вой­ны на Тихом океане.

Затем две последующие американские админи­страции — Д. Эйзенхауэра (1952-1960) и Д. Кеннеди (1960-1963) подготовили и утвердили ряд документов, согласно которым остов погибшего корабля приоб­ретал статус "национального мемориала". В 1958 г. было утверждено строительство над корпусом кораб­ля мемориального павильона. Согласно проекту, над палубой затопленного корабля, поперек его средней части, устанавливался понтон, опиравшийся под во­дой на специально вбитые в дно гавани опоры по оба борта корабля. На палубе понтона должен быть воз­веден павильон с большими проемами в стенах, обес­печивавшими обзор на детали корабля, выступающие из воды или прекрасно видимые сквозь тонкий ее слой. На мраморной мемориальной стене, установленной в павильоне, укреплены таблички с именами всех моря­ков "Arizona", погибших и пропавших без вести з мо­мент гибели корабля.

Работы по сооружению мемориала начались в 1960 г. и велись во многом на пожертвования, собирав­шиеся различными путями. Один из наиболее значитель­ных вкладов был внесен Элвисом Пресли, который в 1961 г. провел благотворительный концерт в фонд мемориа­ла "Arizona". Весной 1962 г. работы завершили, и комп­лекс был официально открыт 30 мая 1962 г. В мемори­альный зал, вмещающий до 200 человек, туристы попа­дают на экскурсионных катерах. В 1980 г. при музее был открыт информационный центр, где посетители могут ознакомиться с максимально подробной информацией о корабле, приобрести книги, фильмы, модели и т.п. Тог­да же флот официально передал контроль над музеем Управлению Национальных Парков США.

В штат музея входит команда водолазов, перио­дически проводящая детальное обследование, фото- и видеосъемку затопленного корабля. Громадный корпус по-прежнему является сложным организмом, живущим "своей жизнью". В нем поселилось множество морских обитателей, а время от времени на поверхность по-пре­жнему поднимаются пузырьки нефти из поврежденных цистерн, до которых некогда не смогли добраться че­рез обломки водолазы ВМС. Как корабль, погибший в бою под огнем противника, линкор "Arizona" был "по­смертно" награжден Боевой Звездой.

В 1999 г. недалеко от мемориала "Arizona" был установлен другой выведенный из боевого состава флота знаменитый линкор -- ВВ 63 "Missouri" (типа "Iowa"). Гибель "Arizona" бросила мрачную тень на день вступления США во вторую мировую войну; под­писание же капитуляции Японии на борту "Missouri" ознаменовало окончательную победу. Почти 50 после­военных лет "Missouri" продолжал свою службу, то выходя в резерв, то возвращаясь в действующий флот, и вот в самом конце века он встал на стоянку рядом с одним из самых знаменитых своих предшественников — линкором "Arizona". Но кто знает — навсегда ли? ...Как гласит многолетняя история боевого использо­вания американских линкоров (а также название изве­стного фильма) — "иногда они возвращаются"!...

Комментарии   

0 #3 Лебеденко Павел Вечеславович 02.02.2017 06:58
:P
Цитировать
0 #2 Igor 19.12.2015 16:16
:-*
Цитировать
0 #1 Осадчук Андрей 11.03.2014 22:34
кто-нибудь собирал?как модель?
Цитировать

Добавить комментарий

Вы можете войти на сайт и оставить комментарий используя:
           


Защитный код
Обновить