Воскресенье, 17 Декабря 2017

Соцсети на верху

Броненосец "Admiral_Ushakov"

Купить СНПЧ А7 Вологда, оперативная доставка
Рейтинг:   / 33
ПлохоОтлично 
Броненосец "Admiral_Ushakov"

Длина готовой модели: 45 см
Количество листов: 12
Формат листов: A4

Размер файла 2.58 MB Закачек 11

Описание, история

«Адмирал Ушаков» — русский броненосец береговой обороны, второй в серии из трех кораблей («Адмирал Ушаков» «Адмирал Сенявин», «Генерал-адмирал Апраксин»)
В августе 1889 г. вице-адмирал Н. М. Чихачев на странице 36 морской хроники восьмого номера журнала «Морской сборник» обнаружил описание греческого броненосца «Гидра», построенного Луарским судостроительным обществом во Франции. Вооруженный тремя 270-мм и пятью 150-мм орудиями и защищенный 300-мм броневым поясом, броненосец «Гидра» должен был развивать скорость до 17 уз при нормальном водоизмещении всего 4810 т. Н. М. Чихачев через начальника ГМШ приказал доложить, «насколько „Гидра“ заслуживает внимания, чтобы у нас построить подобный броненосец». Уже через неделю старший судостроитель Э. Е. Гуляев представил не только критический отзыв о «Гидре», но и чертеж с расчетами броненосца аналогичного водоизмещения. Несмотря на то, что французский проект имел существеннейшие недостатки (в первую очередь в бронировании), сама идея мощного корабля с минимальным водоизмещением показалась и ему интересной. После рассмотрения других аналогов (китайские «Тинг-Юань» и «Кинг-Юань») 1 мая 1890 г. Э. Е. Гуляев подписал «Предварительные соображения об элементах и расчете статей грузов нового двухбашейного броненосца для Балтийского моря в 4250 тонн». Главные элементы броненосца характеризовались следующими данными: длина между перпендикулярами, м 87,7 м, Ширина полная, 15,9 м, Осадка средняя, 5,65 м, артиллерия 2х9? (229-мм) длиной 35 калибров в носовой и одно в кормовой башнях, 120-мм скорострельных орудия, шесть 47-мм н четыре 37-мм пушки Гочкиса. Оригинальным был предложенный Э. Е. Гуляевым 3%-й запас водоизмещения — в прежних проектах он составлял 1 % и имел формальное значение. Максимальная скорость должна была составить 16 уз. Разработка проекта была приостановлена в связи с занятостью МТК мореходными броненосцами, которые предполагалось построить в текущее пятилетие. К «прибрежному броненосцу» вернулись лишь весной 1891 г., когда были определены размеры и стоимость будущих «Полтавы» и «Сисоя Великого». Было опять рассмотрено множество вариантов (менялось: бронирование, вооружение, скорость), но совместная работа, в начале 1892 г, артиллерийского отделения МТК и Главного артиллерийского управления (ГАУ) Военного ведомства привела к решению о принятии единого образца 10? (254-мм) орудия на вооружение кораблей и приморских крепостей. При этом ГАУ отказалось от внедрения собственного нового 229-мм орудия, а флот — от планов разработки аналогичной пушки с длиной ствола в 45 калибров, которой собирались вооружить «прибрежные» броненосцы вместо первоначально предположенной 35-калиберной. Мотивы этого решения сводились к следующему: 254-мм орудие имело большое преимущество над 229-мм в отношении действенности огня, допуская ручное заряжание и управление, недостижимое при больших калибрах; более равномерная градация калибров 203, 254 и 305 мм вместо существующей 203, 229 и 305 мм представляла удобство при «назначении на данное судно соответствующей ему артиллерии». Хорошее решение в рамках задачи встраивания более мощного орудия в существующий проект корабля привело к выбору наиболее облегченного (22,8 т) проекта орудия с четырьмя слоями колец, проекта А. Ф. Бринка. Впоследствии, орудии оказалось несоответствующим заявленным (расчетным) характеристикам. Пришлось уменьшить массу порохового заряда (с 65 кг, до 52 кг), как следствие ухудшилась баллистика. При принятых на серии 15° возвышения орудий, такой заряд обеспечивал дальность стрельбы на 63 кабельтова. Приемлемая баллистика для времени постройки, была уже недостаточной для РЯВ. Впоследствии на «Пересветах» применялись почти те же орудия, но с усиленным или дополнительным («Победа») слоем колец, что дало возможность стрелять полным зарядом. Спор о массе снаряда между моряками (192,5 кг) и ГАУ (263 кг) свелся к принятию промежуточной массы (225,5 кг), с увеличенной процентной массой ВВ. Это решение (спасибо сухопутным артиллеристам) тоже имело далеко идущие последствия: 10-дюймовый образец снаряда, стал единственным в артиллерии российского флота, практически не уступавший по массе однокалиберным английским и японским снарядом того времени. Более того, в фугасном 10 снаряде содержалось больше (6700 г)пироксилина чем в любом другом (в том числе 12?) российского флота. Увеличение ГК, потребовало и своих жертв, в виде отказа от верхнего броневого пояса. Улучшенные, во время затянувшегося проектирования, относительно изначальных предусмотренных, характеристики паровых машин, позволили сохранить скорость на запланированном уровне.
В начале 1892 года, два броненосца береговой обороны были заложены. Один на Балтийском заводе, другой в малом каменном эллинге Нового Адмиралтейства. По сложившейся традиции право выбора названий двух новых кораблей было предоставлено Александру III. В докладе по ГМШ от 24 августа 1892 г., подписанным генерал-адмиралом, императору представили пять возможных вариантов: «Адмирал Лефорт», «Граф Орлов-Чесменский», «Адмирал Кроун», «Адмирал Ушаков» и «Адмирал Сенявин». Император выбрал два последних названия. В освободившимся в 1895 году, после спуска на воду «Сисоя», доке, был заложен ещё один однотипный броненосец. Ему было присвоено имя «Генерал-адмирал Апраксин». В проект последнего корабля серии были внесены некоторые изменения, как в состав и расположение артиллерии (кормовая башня была одноорудийной, рекордным для своего времени, углом возвышения орудий в 35°, изменен состав и расположение противоминной артиллерии), а также несколько усовершенствовано бронирование. Так же корабль получил несколько усовершенствованные орудия ГК.
Броненосец участвовал в Цусимском сражении 14-15 мая 1905 г. В результате полученных в дневном бою повреждений «Адмирал Ушаков» отстал от эскадры, и его командир капитан 1 ранга В. Н. Миклуха-Маклай (брат знаменитого исследователя Новой Гвинеи) решил самостоятельно прорываться во Владивосток. На следующий день японские крейсеры «Ивате» и «Якумо» настигли броненосец. По тактико-техническим элементам японские корабли превосходили «Адмирала Ушакова», поэтому контр-адмиралу X. Симамуре успех был гарантирован. Двукратный перевес японцев в скорости обеспечивал занятие выгодной позиции, а огневая мощь позволяла нанести тяжелые повреждения сравнительно небольшому русскому кораблю, не имевшему броневой защиты оконечностей и средней артиллерии. Правда, 254-мм орудия «Адмирала Ушакова» представляли серьезную угрозу, но вероятность вывести из строя одним снарядом 10000-тонный и достаточно полно забронированный корабль была ничтожной, а последующих попаданий крейсера могли легко избежать маневрированием. Еще при обнаружении грозного противника «Адмирал Ушаков» повернул на юг, и теперь японцам пришлось его догонять. Только около 17 ч расстояние уменьшилось до 80 кбт. В 16 ч 50 мин X. Симамура, следуя полученному от адмирала X. Того приказанию, распорядился поднять сигнал по международному своду: «Ваш флагман сдался, предлагаю Вам сдаться». Одновременно на «Ивате» взвились боевые стеньговые флаги. Очередной совет офицеров единогласно решил «драться, пока хватит сил, а потом уничтожить броненосец»*. [* Дмитриев Н. Н, Указ. соч. С. 69.] У подчиненных В. Н. Миклухи не появилось и мысли о возможной сдаче. С приближением противника пробили боевую тревогу. Давая поручение священнику на случай своей гибели, И. А. Дитлов не мог сдержать волнения. Отец Иона заверил мичмана: «Хорошо, все сделаю, если Бог спасет, а ты успокойся, а то команда увидит»*. [* Дитлов И. А. Указ. соч. С. 498.] Все офицеры и матросы прощались друг с другом.
Сигнал, поднятый на «Ивате», разобрали не сразу. Противник успел еще приблизиться и, подвернув вправо, лег на параллельный курс: «Адмиралу Ушакову» предстояло сражаться поврежденным правым бортом. На стеньге японского флагманского корабля с броненосца заметили и российский коммерческий флаг. Командир В. Н. Миклуха приказал подготовить и поднять до половины ответ международного свода. По «короткой тревоге» пушки навели на противника, в ответ на холостой выстрел нетерпеливых японцев кормовая башня лейтенанта А. П. Гезехуса произвела боевой залп. Но X. Симамура проявил выдержку, и командир «Адмирала Ушакова» в надежде потянуть время распорядился сыграть «дробь».
Наконец разобрали половину сигнала: «Советую Вам сдать Ваш корабль…».* [* РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 3595. Л. 124.] «Ну, а продолжение и разбирать нечего,— сказал В. Н. Миклуха,— долой ответ, открывайте огонь». По воспоминаниям Н. Н. Дмитриева, в боях 14 и 15 мая командир был на редкость спокоен.
Через 20 мин боя крен броненосца на правый борт стал ощутимо затруднять вращение башен, еще через 10 мин огонь из них пришлось прекратить, и только последнняя 120-мм пушка продолжала стрелять под управлением мичмана И. А. Дитлова*. [* Из воспоминаний П. В. Полянского// Новое время. 1905 г. 30 авг.]
Командир В. Н. Миклуха, считая возможности сопротивления исчерпанными, приказал потопить корабль, а команде спасаться. Для ускорения гибели трюмный механик Л. Ф. Джелепов с хозяином трюмных отсеков Багаутдином Шагигалеевым затопил патронные и бомбовые погреба. Вода хлынула в машинное отделение через открытые кингстоны и подорванные циркуляционные насосы. Броненосец остановился и быстро кренился на правый борт. Противник не прекращал огня. Вспомнив гибель «Александра III» и обозлившись, вышедший было на ют мичман И. А. Дитлов с комендорами Максимом Алексеевым и Матвеем Шишкиным бросился к 120-мм пушке и выстрелил.
«Адмирал Ушаков», погружаясь носом в воду, лег на правый борт и перевернулся. Ушел в воду Андреевский флаг, который уже больше некому было охранять: квартимейстер В. Прокопович погиб на своем посту. Через три минуты днище корабля кормой вперед ушло в воду. Перед погружением в корпусе раздался взрыв: видимо, это взорвались котлы. Пока таран броненосца не скрылся под водой, ожесточившиеся японцы продолжали огонь, вымещая на людях злобу за несостоявшийся трофей. Среди плававших в воде разрывами были убиты десятки русских моряков. Более 20 человек, в том числе комиссар П. А. Михеев, погибли от попадания снаряда в центр спасательного круга. Скончался от раны и доблестный командир Владимир Николаевич Миклуха. «Ивате» и «Якумо», прекратив огонь, подошли к месту гибели броненосца и спустили шлюпки, оказывая запоздавшую милость своим недавним противникам. Спасение продолжалось до темноты, и крейсера освещали поверхность моря прожекторами. Последних двух моряков подобрали из воды почти в 20 ч 30 мин. Не удивительно, что старший судовой механик капитан К.И.М. Ф. А. Яковлев и кочегар 1-й статьи А. С. Хлынов умерли на «Ивате» от переохлаждения через несколько минут после подъема на борт. Всего «Ивате» подобрал 182, а «Якумо» 146 человек. Из команды броненосца погибли семь офицеров, три кондуктора и 84 унтер-офицера и матроса*. [* РГАВМФ. Ф. 9. Оп. 1. Д. 406. Л. 8; Дмитриев Н. Н. Указ- соч. С. 82—84.]
По японским данным, последний бой броненосца «Адмирал Ушаков» произошел в 60 милях к западу от острова Оки. Корабль скрылся под водой около 10 ч 50 мин 15 мая 1905 г. В донесении старшего штурманского офицера лейтенанта Е. А. Максимова 4-го указаны и координаты гибели: 37°00? с. ш., 133°30? в. д. Противник броненосца — японский крейсер «Ивате» прослужил еще более 40 лет. 28 июля 1945 г. состоявший к этому времени в классе судов береговой обороны 1-го класса корабль был потоплен американской палубной авиацией неподалеку от Куре.
В целом в рамках предложенной концепции броненосца с мощным вооружением и водоизмещением около четырех тысяч тонн корабль получился неплохой. Даже в несвойственной для себя обстановке, самые легкие корабли Цусимского сражения, были вооружены куда более мощной артиллерией, чем японские крейсера, но нанесли последним заметные повреждения, в ходе дневного боя 14 мая (27 мая) 1905 года. В ходе, 220-дневного плавания, корабли серии продемонстрировали удивительную для корабля такого малого водоизмещения, мореходность. К сожалению модное веяние уменьшения главного калибра и желание сэкономить повлияли на проект. Чихачева поразили численные параметры «Гидры», Макарову удалось убедить ГАУ принять легкий снаряд (который при условии применения “макаровского” колпачка и более высокой скорости мог обеспечить лучшую бронепробиваемость на близких дистанциях боя), а Бринку – убедить принять облегченное орудие (всего на 6,5 т уступавшего в весе полноценному). Ко 2-й тихоокеанской эскадре корабли присоединились в последний момент, с до предела (до 80 %) изношенными орудиями (в ходе подготовки артиллеристов), что несомненно влияло как на точность, так и дальность стрельбы (возможно, последнее, сыграло свою роль, во время гибели «Ушакова» 15 мая (28 мая) 1905 года). В целом же, в сравнении с большинством кораблей своего класса и времени, «Ушаковы» были ни чем не хуже малых (до 5000 т) артиллерийских кораблей других держав.

 

Комментарии   

0 #4 Черемисов Александр Владимирович 07.08.2017 08:33
Спасибо. Полезная статья.
Цитировать
0 #3 Армоша 04.02.2017 10:44
Хорошая статья.
Цитировать
0 #2 рубанов василий леонидович 22.04.2016 12:33
спасибо.
Цитировать
0 #1 Igor 19.12.2015 15:57
хорошая модель
Цитировать

Добавить комментарий

Вы можете войти на сайт и оставить комментарий используя:
           


Защитный код
Обновить